Долго, очень долго не могла я привыкнуть к новой жизни. И только бабушка, как всегда, понимала меня. Она опять успокаивала, писала о себе, о том, как она когда-то в молодости уехала из дома со своим мужем и советовала не страдать, а по кирпичику строить новую жизнь, привыкать к переменам. А сама жалела, очень жалела меня.
Мама написала мне: «О Мишке не жалей, он этого не стоит: пьет, гуляет, играет в ресторане, меняет женщин, как перчатки, в общем- ничего хорошего. Живи спокойно, работай, занимайся семьей, сыном.» Но мое сердце не хотело успокаиваться, оно продолжало стучать в прежнем ритме, вспоминая прошлую жизнь, и мне совсем не хотелось вычеркивать из памяти те счастливые дни.

Долго, очень долго не могла я привыкнуть к новой жизни. И только бабушка, как всегда, понимала меня. Она опять успокаивала, писала о себе, о том, как она когда-то в молодости уехала из дома со своим мужем и советовала не страдать, а по кирпичику строить новую жизнь, привыкать к переменам. А сама жалела, очень жалела меня.

Мама написала мне: «О Мишке не жалей, он этого не стоит: пьет, гуляет, играет в ресторане, меняет женщин, как перчатки, в общем- ничего хорошего. Живи спокойно, работай, занимайся семьей, сыном.» Но мое сердце не хотело успокаиваться, оно продолжало стучать в прежнем ритме, вспоминая прошлую жизнь, и мне совсем не хотелось вычеркивать из памяти те счастливые дни.

Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*