Я не торопилась впускать в сердце эту свою потерю, мне было непонятно, зачем я улетаю и куда, ведь там, от чего я бегу, осталось мое сердце, любимые люди, отчий дом. Все во мне сопротивлялось, мне хотелось вернуться назад домой, к маме! А по салону самолета бегал мой сын и показывал пассажирам на своего папу. Он был счастлив и красив, мой мальчик, его голубые глаза светились счастьем, длинные белокурые волосы спадали на плечи. Пассажиры спрашивали его: «Девочка, как тебя зовут?» А он обиженно отвечал: «Олег!»
Глядя на него, я задавалась одним и тем же вопросом: «Жизнь, что же ты делаешь со мной?» И было обидно от того, что уже в который раз мне самой приходилось творить свою судьбу. Свою и сына…

Я не торопилась впускать в сердце эту свою потерю, мне было непонятно, зачем я улетаю и куда, ведь там, от чего я бегу, осталось мое сердце, любимые люди, отчий дом. Все во мне сопротивлялось, мне хотелось вернуться назад домой, к маме! А по салону самолета бегал мой сын и показывал пассажирам на своего папу. Он был счастлив и красив, мой мальчик, его голубые глаза светились счастьем, длинные белокурые волосы спадали на плечи. Пассажиры спрашивали его: «Девочка, как тебя зовут?» А он обиженно отвечал: «Олег!»

Глядя на него, я задавалась одним и тем же вопросом: «Жизнь, что же ты делаешь со мной?» И было обидно от того, что уже в который раз мне самой приходилось творить свою судьбу. Свою и сына…

Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*